Интересное решение с точки зрения использования лизинговой вещи и ее невозврата в контексте уголовного права. (3-1-1-99-15)


Представим ситуацию, в которой фирма использовала имущество лизинговой компании и не справилась со своевременными платежами.

Лизинговая компания расторгает договор и требует возврата своей вещи. В данной ситуации лизинговая компания является собственником вещи, а компания, использовавшая вещь, является владельцем. Итак, владелец вещи не возвращает вещь ее собственнику, хотя право использовать вещь прекращено с прекращением договора лизинга.

Является ли удержание вещи во владении и невозврат вещи законному собственнику присвоением в понимании Пенитанциарного кодекса?

Уездный суд признал обвинемого виновным в том, что он не возвратил вещь лизиноговой компании согласно описанной выше ситуации. Окружной суд оставил апелляицию без удовлетворения и решение не отменил. Государственный суд отменил решение и установил следущее:

1   В судебной практике норма § 201 (присвоение), то есть «обращение вещи в свою пользу или в пользу третьего лица» означает деяние, из которого видно, что исполнитель желает в будущем распоряжаться вещью как собственник (поступать с вещью как собственник) или дать третьему лицу право распоряжаться вещью как собственнику.

2   Однако, не любое поведение и деяние незаконного владельца можно рассматривать как обращение вещи в свою пользу, которое нарушает право собственника вещи. В преступном поведении объективно должно отражаться желание лица изменить фактическую принадлежность вещи, то есть поступать с вещью как собственник вещи. Тот факт, что по прекращении договора лизинга вещь не была возвращена собственнику еще не означает, что вещь обратили в свою пользу или в пользу третьего лица.

3   Примером преступного поведения, которое указывало бы на желание занять место реального собственника и обратить вещь в свою пользу, могло бы быть последующее использование вещи в неизвестном для собственника месте, с условием, что истребование такой вещи будет чрезмерно обременительным для собственника. То есть, если владелец прячет вещь, перевозит ее в иное место, которое не известно собственнику, этим он объективно подтверждает свое желание обратить вещь в свою пользу или в пользу третьего лица. Также, примером такого обращения может быть и значительная потеря в стоимости вещи вследствие ее использования.

4   Поскольку указанных выше в п.3 обстоятельств в данном деле не установлено, а установлен лишь отказ в передаче вещи собственнику, невозврат вещи лизиноговой компании не образует состава преступления.

5   Может ли использование такой вещи образовывать состав преступления по § 215, то есть незаконное использование вещи? (Для примера можно ли считать использование лизинговой машины, после прекращения договора лизинга угоном?)

§ 40 ч 2 Закона о Вещном праве требует под «самоуправным использованием» действие лица. То есть, если лицо получило во владение вещь законно, в данном случае по договору лизинга, то дальнейшее использование вещи после прекращения такого договора не является самоуправным в понимании § 215 Пенитенциарного кодекса.

Читать ещё