Юрисдикция договора: важные аспекты и скрытые опасности


Для стороны договора главным является  не столько получение судебного решения, сколько его исполнение.

Однажды некой российской компании удалось заключить выгодный контракт на поставку из Китая дешевого сырья. Стоимость сырья вполне соответствовала качеству, и российская сторона, прекрасно осознавая риски, во что бы то ни стало задалась целью внести в договор условие, согласно которому разрешение возможных конфликтов происходило бы на ее территории, то есть в суде Российской Федерации (далее – РФ). Россиянам, как покупающей стороне, удалось протолкнуть свое условие. Радости их не было предела, но продолжалось это лишь до тех пор, пока между сторонами не возник серьезный спор. Добившись в своем суде выигрышного решения, российская компания попыталась исполнить его на территории Китая. Тут и оказалось, что не все так просто…

Сложности с исполнением принятых судебных решений носят, как правило, международный характер и Эстония не является здесь исключением. Если говорить о странах Европейского Союза (далее – ЕС) или РФ, то все более или менее ясно, а вот если исполнить решение требуется, к примеру, в Китае, то могут возникнуть трудности.

Суд или арбитраж

Многие ли из имеющих контрактные отношения с иностранными компаниями предпринимателей эстонии задаются при заключении международных договоров вопросом юрисдикции разрешения споров и закона, применяемого к самому договору?

Напомним, что в случае спора наиболее важным для стороны контракта является не столько получение судебного решения, сколько его исполнение. В этой связи необходимо еще на стадии заключения контракта определить не только основные права и обязанности сторон, а также все существенные признаки, но и то, как в случае неисполнения должником своих обязанностей будет реализовано ваше право и исполнено ваше требование.

Практика показывает, что в договоры обычно включают либо ссылки на международный коммерческий арбитраж (арбитражные клаузулы), либо ссылки на тот суд, который по мнению сторон договора будет являться наиболее эффективным при принятии решения. Существует и третий возможный вариант – в договоре не содержится никаких ссылок.

При определении юрисдикции контракта важно помнить, что международный коммерческий арбитражный суд не является частью государственной судебной системы. Это означает, что его деятельность регулируется иными законами и для исполнения его решений требуется иная процедура, нежели установленные в отношении других судов. Исключение составляют арбитражные суды РФ, являющиеся частью местной судебной системы. Международный коммерческий арбитраж в РФ именуется третейским судом.

Что выгоднее для стороны контракта– юрисдикция обычного суда или международного коммерческого арбитража? Ответить на этот вопрос можно только после тщательного анализа конкретной сделки и изучения закона, действующего на территории стороны договора. На принятие решения могут повлиять также такие обстоятельства, как факт присоединения государства стороны договора к международным конвенциям о признании судебных решений, либо наличие двухсторонних соглашений между двумя государствами. Помните, что от выбора юрисдикции будет зависеть вся дальнейшая процедура как судопроизводства, так и исполнения решения.

Возвращаясь к приведенному в начале статьи примеру, отметим, что сложности могут проявиться в том числе в процедуре признания судебных решений и их исполнения. Между РФ и Китайской Народной Республикой (далее – КНР) к примеру, существует договор о правовой помощи 1992 года по гражданским и уголовным делам, однако к спорным отношениям он не применим . Таким образом, принятое в РФ решение подлежит процедуре признания в КНР, что по сути означает новое рассмотрение с оценкой доказательств. Получается, что пытаясь сэкономить и ускорить процесс и внеся в договор пункт о разрешении конфликтов на своей территории, российская сторона на самом деле обрекла себя на новое рассмотрение и новые затраты и риски. Еще сложнее дело бы обстояло в случае, если бы между государствами и вовсе не было такого соглашения. Говоря о конкретном примере, можно было бы посоветовать сторонам сразу выбрать суд Китая – это бы дало возможность не теряя времени получить там нужное решение, заранее подготовив корпус юристов на месте, либо использовать международный коммерческий арбитраж, заранее зная, что Китай признает например решения Стокгольмского арбитража. Вероятность и простота исполнения решения в таком случае была бы эффективнее, чем вторичный пересмотр судебного решения.

Законодательная база признания судебных решений

Признание и исполнение в ЕС (EC Regulation 44/2001)
В ЕС решения признаются и исполняются, если они не противоречат внутреннему закону страны исполнения решения (это следует из Регламента Совета Европейского Союза № 44/2001 (далее – регламент), регулирующего юрисдикцию, признание и принудительное исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам (далее- регламент).

Непризнание решения может иметь место в случае:
• его противоречия внутренней политике государства исполнения решения,
• грубых процессуальных нарушений суда, вынесшего решение,
• наличие вынесенного в отношении того же спора иного решения в стране, где испрашивается признание или в стране, не являющейся участницей Луганской Конвенции о признании судебных решений.
Например, если в процессе признания решения в стране исполнения будет доказано, что ответчик попросту не был вызван на заседание и дело расмматривалось без него – такое решение не будет исполнено вследствие грубого процессуального нарушения.

Дабы обеспечить осуществление правосудия на должном уровне, страны-участники ЕС пришли к необходимости свести к минимуму возможность образования параллельных судебных разбирательств и обеспечить гарантии того, чтобы в двух разных государствах-членах ЕС не выносились бы противоречивые решения. Стало ясно, что должен существовать четкий и эффективный механизм для разрешения рассматриваемых дел и взаимосвязанных исков, а также для решения проблем, вызванных национальными различиями в определении временных рамок, когда дело находится на рассмотрении. Таким образом, при осуществлении правосудия в Сообществе именно взаимное доверие позволяет вынесенным в государствах-членах ЕС решениям быть признанными автоматически без необходимости осуществления каких-бы то ни было процедур. Исключение составляют спорные дела.

Благодаря принципу взаимного доверия процедура исполнения в одном государстве-члене ЕС вынесенного в другом государстве-члене ЕС решения должна быть быстрой и действенной. В связи с этим вступившее в силу судебное решение должно быть исполнено автоматически сразу же после проведения формальной проверки сопроводительных документов. При этом суд не имеет права по собственной инициативе применить основания для отказа в исполнении решения, установленные Регламентом 44/2001.

Право на защиту включает в себя право ответчика выдвигать возражения против решения об исполнении судебных решений, если ответчик решит, что существуют основания для неисполнения судебного решения. Процедура обжалования также должна быть доступна для истца в случае, если его заявление об исполнении судебного решения не было удовлетворено.

Луганская конвенция и двухсторонние соглашения
Вопросы признания и исполнения иностранных судебных решений регулируются Луганской конвенцией 1988 и 2007 года (далее – конвенция), а также возможными двухсторонними соглашениями, например, соглашением между Эстонией и РФ, вступившим в силу 10 марта 1993 года и содержащим раздел признания судебных решений.

Правом присоединения к Луганской конвенции обладают не только государства- действующие члены Сообщества, но и потенциальные его члены. Поэтому, перед тем как заключить соглашение с компанией из страны, не входящей в Сообщество, например Афганистана или Бангладеш, китайскими или индийскими компаниями, надо проверить, каким образом , в случае необходимости, будет проходить спор и исполняться вынесенное в итоге решение, подписали ли эти страны конвенцию или существует ли между ними двухсторонние соглашения о признании решений. При заключении договора с компанией из такой страны надо отдавать себе отчет в том, что в случае возникновения тяжбы она, возможно, будет проходить в суде другой стороны договора. В заключаемом договоре можно предусмотреть условие, согласно которому суд будет проходить в Эстонии, а судебное решение – исполняться по вашим встречным требованиям, например в Индии или Китае. Между Эстонией и Китаем есть соглашение от 31 марта 2011 года о взаимодействии по уголовным делам, но в части признания решений по гражданским делам, ситуация продолжает оставаться более чем сложной. Заключая договор, необходимо быть уверенным в том, что суды государства второй стороны договора признают решения суда Эстонии или третьего государства и исполнят решение на своей территории. Для того, чтобы это было возможным, существуют процедуры признания решений судов. В отсутствии такого двухстороннего соглашения (аналогичного, например, соглашению между ЭР и РФ о сотрудничестве и признании решений судов) нужно обратиться в Министерство юстиции.

Рассматривая приведенный в начале статьи пример, уточним для справки, что в том же Китае признание и исполнение решений может зависеть от ряда обстоятельств:
• наличия у Китая соглашения о юридической взаимопомощи со страной, на территории которой принято решение,
• наличия у суда, на территории государства которого вынесено решение, законных судебных поручений, то есть того, осуществлена ли внутренняя процедура признания,
• того, вступило ли решение в законную силу,
• соответствия решения основным принципам китайского законодательства и того, не угрожает ли исполнение этого решения суверенитету, безопасности общественным интересам Китая.

Можно смело утверждать, что обращение в обычный суд для решения коммерческих споров может быть сопряжено со множеством сложностей, в том числе трудностями в признании решений и необходимостью проверки наличия двухсторонних соглашений или участия в конвенциях. Кроме того, не надо забывать, что (при всем уважении к судам), специфические споры требуют специальных знаний, которые зачастую недоступны обычным судьям.

Арбитраж и его преимущества

Если в договоре все же содержится пункт о том, что все возможные споры между сторонами будут решаться в арбитражном суде, то соответствующая клаузула (оговорка) должна быть прописана в договоре должным образом. Иначе говоря, крайне не рекомендуется пересказывать конкретную клаузулу своими словами –это может вылится в спор относительно юрисдикции и в результате, долгую тяжбу. Чтобы этого не произошло, стороны, выбирая в качестве арбитра, например, арбитраж Стокгольма, должны прописать в договоре именно клаузулу стокгольмского арбитража, а не вольный ее пересказ. Типовая клаузула стокгольмского арбитража выглядит следующим образом:

«Любой спор, разногласие или претензия, вытекающие из настоящего контракта или в связи с ним, в том числе касающиеся его нарушения, прекращения или недействительности, будут окончательно разрешены путем арбитража в соответствии с Арбитражным Регламентом Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма.»

Также надо помнить, что при наличии такой клаузулы стороны могут по обоюдному согласию отойти от этой договоренности и вынести свой спор в обычный суд. Отойти от соглашения можно не только по обоюдному согласию, но и по причине допущеной ошибки или халатности.

В качестве примера приведу случай из практики: в деле Государственного суда № 3-2-1-9-07 рассматривался случай, когда одна из сторон договора, несмотря на то, что в нем имелась клаузула арбитража при Торгово-промышленной палате Эстонии, все же обратилась за разрешением спора в Харьюский уездный суд. Ответчик не обратил на это внимания и представил ответ на иск, в котором не оспорил право обращения стороной в данный суд. Напомню, что типовая арбитражная клауза при Торгово-промышленной палате Эстонии выглядит следующим образом:

«Все вытекающие из Договора споры решаются в Арбитражном суде Эстонской Торгово-промышленной палаты в Таллинне, на основании регламента данного Арбитражного суда».

Располагая такой клаузулой, ответчик не сослался на нее в своем ответе. Коллегия Государственного суда по гражданским делам пришла к выводу, что Гражданский процессуальный кодекс (Tsiviilkohtumenetluse seadustik, далее – TsMS) ЭР позволяет проигнорировать соглашение сторон относительно юрисдикции спора, если ответчик вовремя на нее не сослался. В соответствии с ч. 2 § 330 TsMS все возражения относительно законности рассмотрения иска должны быть представлены одновременно с ответом на иск, а в случае воздержания от дачи ответа – на первом заседании. Таким образом, суд счел, что своими действиями стороны показали, что желают отойти от соглашения об арбитражном разбирательстве и разрешить спор в обычном суде.

Как уже было отмечено выше, процедуры арбитража, равно как и признание решений международного арбитража регулируются разными правовыми актами. В первую очередь это Нью-Йоркская конвенция от 1958 года. По состоянию на 2011 год к этой конвенции присоединились 146 стран, в том числе Россия, Китай, США, Индия, Австралия и многие страны ЕС.

Степень перспективности исполнения решения несложно оценить, зная, что, к примеру, Китай подписал Нью-Йоркскую конвенцию 1958 года, и согласно внутреннему закону Китай обязан исполнить такое решение. При этом, говоря о преимуществах все того же Стокгольмского арбитража, нужно отметить, что Китай с большим доверием относится к решением данного арбитража и исполняет его решения на своей территории.

На мой взгляд в разрешении коммерческих споров международный коммерческий арбитраж имеет несомненное преимущество:
• Во-первых, арбитрами являются не обычные судьи, а специалисты в конкретной области коммерческого права ,
• во-вторых, признание таких решений гораздо более распространено, нежели признание решений обычных судов,
• в-третьих, скорость судопроизводства в арбитраже выше, а пошлины – меньше,
• в-четвертых, обращаясь к арбитражу третьей страны, можно быть более уверенным в объективности принимаемого решения,
• в-пятых, вы можете быть уверенным в конфиденциальности спора, и так далее.

Несомненно, ссылка на арбитраж предполагает знание соответствующих процедур и строгое следование регламенту арбитража.

Для того, чтобы подчеркнуть преимущество международного арбитража, приведу еще один пример из практики. Речь пойдет о случае истребования эстонской компанией исполнения от российской компании денежных обязательств. Акционерное общество Х (далее – заявитель) обратилось в арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (далее – МКАС) по делу от 2007 года о взыскании с общества с ограниченной ответственностью Y (далее – должник) в пользу заявителя суммы основной задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами

Обращение в арбитражный суд Кемеровской области имело под собой следующие основания: в соответствии с § 44 Регламента МКАС решение МКАС является окончательным и обязательным с даты его вынесения. Решение МКАС исполняется сторонами добровольно в установленный в решении срок, причем если такой срок в решении не указан, то оно подлежит немедленному исполнению. В ситуации, когда решение не исполняется добровольно в указанный срок, оно приводится в исполнение в соответствии с законом и международными договорами. Исходя из этого, и поскольку в решении МКАС по данному делу от 2007 года №/2007 не был установлен срок для добровольного исполнения, оно подлежит немедленному исполнению.

В соответствии с условиями заключенного сторонами спора договора, в случае, если им не удается достичь согласия мирным путем, то вытекающие из договора споры, разногласия или требования, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат рассмотрению в МКАС в соответствии с законодательством РФ и Регламентом МКАС.

Было установлено, что должник не представил в материалы дела доказательств добровольного исполнения решения МКАС в порядке, предписанном в § 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ и суд не установил наличие перечисленных в ч. 2 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса РФ обстоятельств, являющихся основаниями для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, .

Арбитражным судом Кемеровской области не было установлено нарушения решением МКАС по данному делу от 2007 года по делу №/2007 основополагающих принципов российского права.

Учитывая вышеизложенное, суд признал подлежащим удовлетворению заявление заявителя о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения МКАС по данному делу от 2007 года №/2007.
В заключение

Подытоживая сказанное, можно сделать следующие выводы:

• Выбор юрисдикции договора, а также применяемого закона, должен быть не случайным, а взвешенным и рассчитанным решением.
• Подписывая договор, надо четко представлять, кто и как будет принимать участие в судебных заседаниях и кто будет исполнять решение. Как мы уже имели возможность убедиться на основании сказанного выше, далеко не всегда решение на бумаге предполагает его реальное исполнение.
• Решение о юрисдикции договора (арбитраж или суд) следует принимать с учетом особенностей страны партнера по договору.
• Если решение принято в пользу суда, то обращаться следует в тот суд, где решение будет исполнено как можно более быстро. В случае признания решения иностранного суда начните процедуру признания с суда, вынесшего решение.
• Если решение принято в пользу арбитража, то соответствующая клаузула должна быть четко сформулирована.
• Не следует забывать, что стороны могут отойти от соглашения об арбитраже или перевести спор в обычный суд, сославшись на допущеную ошибку.

Владимир Садеков,

присяжный адвокат,адвокатское бюро Vladimir Sadekov.

Читать ещё